Записи

Человечество любят не гуманисты, а циники

Циники — это серьезная философская школа, которая имеет право на существование, ибо она морально нейтральна. Моральная нейтральность не имеет отрицательного знака, как у Экклезиаста. Что до идеологии цинизма, то, в общем-то, циники — это люди, которые понимают, что в человеке хорошего ровно столько, сколько плохого. Именно это позволяет цинику не удивляться, когда человек поступает плохо. Признать за человеком возможность быть скотом — не значит быть плохим. У людей, начиная с века Просвещения до сегодняшнего дня, сформировано убеждение, что человек эволюционирует, развивается, что человека нельзя пороть, а можно только в гуманных условиях держать в тюрьме, и прочая чепуха. И многие забывают, что человек не изменился, он может быть таким же зверем, каким был триста лет назад, и вообще за шесть часов и даже меньше человека можно превратить в животное. И если вы помните об этом, это не значит, что вы плохой, ровно наоборот. Если человек любит человека, зная, что он может быть дерьмом, значит любит по-настоящему. Потому мне кажется, что, если кто-то и любит человечество, то не гуманисты, а циники.

Цинизм, по большому счету, не свойственен русской душе. Русской ментальности, русским свойственна романтика, мечты, причем мечты без желания их осуществить — эдакий естественный романтизм, вечный поиск счастья где-то за углом. А с другой стороны, русскому человеку свойственна абсолютная беспринципность. Как рассказывал Буковский, бабки, которые передавали заключенным гречневую кашу в котелках, говорили им: «Сердешный, хороший, милый, вот, возьми», — а потом с той же охотой стучали на этих же заключенных. Вот это соединение высокого с низким, мне кажется, есть свойство раннего человека. А цинизм — свойство зрелого.

Мы должны помнить, что нельзя измерять мир категориями «хорошо» или «плохо»; есть философия единства противоположностей, инь и янь, черное и белое, которые существуют в тесной взаимосвязи друг с другом. Идеального добра не бывает, так же как абсолютного зла нет и не может быть. Мы находимся на планете, где температурный режим позволяет нам жить между плюс 3 — плюс 40 градусов. Все остальное гибельно. То есть мы вообще не понимаем, в какой тонкой прослойке живет биологическое существо. Это хорошо иллюстрирует такая картинка: представьте себе — зима, жестокий мороз, люди стоят у костра, греются. Они стоят кружочком, руки протягивают к огню, облепили источник света, как бактерии какие-то. И ближе подойти нельзя — сгорят, и дальше нельзя — замерзнут. Вот мы и живем в этом очень узком поле. Все остальное безгранично и не имеет никакой этики.

Найденно у Djinn
Оригинал статьи by Андрей Кончаловский

Машина времени, или как мы (не?) меняемся

Этим летом я случайно очутился в Москве. На несколько часов. 9 утра — такое время, когда нормальные люди или спят, или заняты, или неадекватны, поэтому выбор пал на сольную прогулку по Арбату. Не был там лет 5-6. В 9 утра на Арбате удивительно пустынно, зато свежо и просторно. Прогулялся туды-сюды. Стена с Цоем всё такая же стена с Цоем. Фонтан у театра Вахтангова всё такой же фонтан. Зaто появился Starbucks. И сижу я значит весь такой из себя в этом Starbucksе на Арбате, пью кофе за 250 рублей, с айфона твиттер проверяю, с ноутбука по удалёнке корпоративную почту почитываю. И вспоминаю, как летом 97-ого малознакомые панки водили меня и Ника на задворки Арбатского МакДональдса — показывали в какой из мусорных контейнеров выкидывают остатки еды. И как мы на том же Арбате в подъездах ночевали. Сижу такой и думаю «Вот изменился я или нет?». А хуй его знает. Пожалуй, и да, и нет одновременно. Но стена с Цоем — всё такая-же стена с Цоем. радиобардак-цой

«Голубенький!»

КедыДесять лет назад я первый раз переехал жить в Тель-Авив. Первая съемная квартира, на двоих с другом со школьной скамьи Вовкой. Надо сказать, что не смотря на несколько лет дружбы, первый опыт совместной аренды жилплощади был очень не простым. Ссорились мы на бытовой почве часто и крепко. Помнится, Вовки недели полторы небыло в городе (то ли учения в армии, толи еще что), и выбор и покупка певого совместного имущества — холодильника — упали на меня. Дело было сделано, но в телефонном разговоре, во время которого я уже был заранее зол на Вовку Читать/смотреть далее

Весенний фестиваль Frühlinsfest/Springfest. Часть основная – само пивопитие.

Весенний фестиваль Frühlinsfest/Springfest.Ну вот, ехать на закрытие под дождём на велосипеде я пообломался, зато есть время с открытия фоточки выложить. Вообще, когда до начала фестиваля я пытался вызнать у немцев про культурные элементы фестиваля, типа что еще кроме пивопития происходит — на меня смотрели непонимающе. Дескать, а что, тебе еще что-то надо? Оказалось — в принципе, не надо.

Начало вечера (ну для меня по крайней мере) выглядело примерно вот так:

Весенний фестиваль пива в Мюнхене – Frühlinsfest/Springfest.

Все еще трезвые (относительно), едят и СИДЯТ на скамейках. На улиц светло, музыка фоновая, но официанты уже во всю бегают с пивом.
Пиво-разливайщики тоже работают во всю, там у них уже очередь и официантов.

Читать/смотреть далее

Весенний фестиваль пива и счастья – Frühlinsfest/Springfest. Часть первая – дорога аттракционов.

Весенний фестиваль пива и счастья – Frühlinsfest/Springfest.В трёх словах. Ну почти. Между открывавшем фестиваль Мега Громаднющщим блошиным рынком из предыдущего поста, и конечной и вожделенной точкой для большинства посетителей — пивной собственно частью, пролегает такая вот дорога из аттракционов. В тир я не соблазнился, всё остальное по большей части совсем детское. Но сильно порадовался за детей, им там раздолье (под вечер правда было уже мало). Вообще для меня было потрясением что на пивной фестиваль ходят с детьми, причём с малыми совсем, от года. Ломка стереотипов, блин.

Фотки под катом.


Читать/смотреть далее

Здравствуй, Мюнхен.

Ну вот, после почти трех недель в Мюнхене я созрел, чтобы что-то начать писать.

Итак, первая неделя. Первая неделя была посвященна не столько знакомству с городом, сколько обживанию новой халабудки в новой стране. Первая ночь вообще больше походила на квест — по обрывкам карт и смсок, посреди ночи, таская на себе около 50 кг пожитков, я таки нашел ключи от своего нового жилища. Во дворе за террасой, под большим белым камнем, в 5-6 километрах от самой квартиры. И устремился.

Второй день — отсыпон.

За остаток первой недели я разжился местным телефоном, интернетом, велосипедом, печкой, духовкой  и матрасом. Почти буржуй, короче. Жизнь началась, пора идти знакомится с городом.

Немного фото с первой недели: